НЫРЯЮЩИЙ АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ СНАРЯД
DIVING ARTILLERY PRODUCT

Ныряющие снаряды для стрельбы по погруженной подводной лодке были сконструированы и изготовлены впервые в русском флоте. Они широко применялись в первую мировую войну с целью сковывать действия подводных лодок противника.
Ныряющий артиллерийский снаряд создан во время Первой мировой войны для уничтожения подводных лодок артиллерией надводных кораблей. Обычные снаряды в результате попадания в воду либо взрывались, либо давали рикошет. Для поражения подводных целей головной части ныряющих снарядов придавали плоскую или вогнутую форму и устанавливали замедление взрывателя.
Ныряющие снаряды отличались от других артиллерийских снарядов наличием у них головки в форме пустотелого усеченного конуса и взрывателя замедленного действия, что обеспечивало быстрое погружение в воду и разрыв снаряда на глубине 8 — 10 метров.
Когда в 1914-м году началась война, для уничтожения подводных лодок какое-то время пытались применять специальные артиллерийские снаряды. Они были сделаны таким образом, чтобы не давать рикошетов от поверхности воды и не взрываться раньше времени. При обнаружении перископа пушка открывала огонь в направлении субмарины, в расчете на то, что снаряды, погружаясь, смогут поразить её прямым попаданием.
В октябре-ноябре 1914 года флагманский артиллерийский офицер штаба начальника 2-й бригады крейсеров флота Балтийского моря старший лейтенант Г. Н. Пелль провел в Ревеле испытания снарядов особой конструкции изготовленных под его руководством в судовой мастерской крейсера «Россия». На головную часть снаряда надевалась труба-колпачок, которая в момент соприкосновения с водой препятствовала рикошетированию. На разрушение насадки тратилась часть скорости снаряда, который круто уходил в воду. Результаты опытов с 75-мм снарядами, имеющими на колпачке вырезы различной формы, подтвердили эти предположения. Три снаряда вошли в воду без рикошета при углах падения от 1° до 5°, снаряд с небольшими круглыми вырезами рикошетировал/

В июне 1915 года под руководством помощника начальника артиллерийского отдела ГУКа генерал-майора Е. А. Беркалова были проведены опытовые стрельбы ныряющими снарядами с эскадренного миноносца «Казанец».
Итоги двух последующих испытаний (14 октября на линкоре «Император Александр II» и 13 ноября на крейсере «Громовой») Е. А. Беркалов также оценил положительно. Разные глубины взрыва снарядов он объяснял исключительно разбросом по времени срабатывания трубок и предлагал считать вопрос стрельбы ныряющими снарядами разрешенным «удовлетворительно».
При стрельбе 14 октября из 152-мм и 120-мм орудий не было ни одного рикошета из 59 выстрелов, причем 60 % снарядов взрывались на «наивыгоднейшей» глубине (6-9 м), скорострельность составила 5-6 выстрелов в минуту. Тем не менее, требовалось дальнейшее совершенствование снаряда.
Для поражения цели этим способом требовалось обстрелять весь опасный сектор (30-70° по курсовому углу) на дистанции 2-7 кабельтовых за 30 секунд – за это время, как тогда считали, подводная лодка могла выполнить торпедную атаку.
13 ноября 1915 года на балтийском крейсере «Громобой» и 16 декабря того же года на линкоре «Три Святителя» на Черном море проводились опытовые стрельбы для выяснения эффективности противоторпедной «завесы». Во время второй стрельбы обе дошедшие до «завесы» торпеды были поражены, но всем стало ясно, что в боевых условиях противник может стрелять в любой момент со всех направлений и заранее поставить преграду из ныряющих снарядов невозможно.

Опыт боевых действий показал, что ныряющие снаряды явились основным средством борьбы с подводными лодками, находящимися в подводном положении.
Если в августе 1915 года предполагалось иметь на орудие по 10 снарядов, то уже в октябре их число довели до 30-40, а еще через месяц морской министр утвердил боекомплект 50 снарядов на каждое 152-, 130-, 120- и 75-мм орудие и 100 – на каждую 102-мм пушку.
Для скорейшего удовлетворения потребностей флота приняли решение переделать 4,5 тысячи 152-мм снарядов из числа заготовленных для морских гаубиц и две тысячи 75-мм японских шрапнелей системы Арисака.
Кроме того, на 1916 год заказы на изготовление ныряющих снарядов получили: Севастопольский порт – 1000 152-мм (переделка из гаубичных), Петроградские заводы – то же количество аналогичного калибра, Ижорский завод – 2000 102-мм, Обуховский завод – по 2000 120-мм и 130-мм калибра.
Ныряющие снаряды получили широкое распространение в Российском флоте, они являлись самым простым видом противолодочного оружия, и оснащение ими кораблей не требовало выполнения специальных работ. Кроме того, унификация ныряющих снарядов с обычными значительно упростила серийное производство.
Эффективность этого оружия была слишком мала, чтобы говорить о вероятности уничтожения подводных лодок, но возможность открывать огонь сразу после обнаружения перископа позволяла срывать атаки из-под воды. Немаловажную роль при этом играло психологическое воздействие возможности применения снарядов на экипажи подводных лодок.
В экспозиции Центрального военно-морского музея (ЦВММ) в Санкт-Петербурге имеется ныряющий снаряд калибра 130 мм.

Источники: экспозиция ЦВММ, Д. Ю. Козлов «Противолодочные ныряющие снаряды в Российском флоте» сборник «Гангут» вып.5, militaryarms.ru/boepripasy/bomby/glubinnye-bomby/, ru.wikipedia.org/wiki/Ныряющий_снаряд

ГЛУБИННЫЕ БОМБЫ, ПРОТИВОЛОДОЧНЫЕ БОМБОМЕТЫ
МИННО-ТОРПЕДНОЕ, ПРОТИВОЛОДОЧНОЕ ВООРУЖЕНИЕ ВМФ
КОРАБЛИ И ОРУЖИЕ ВМФ