КОРАБЕЛЬНАЯ РЕАКТИВНО-ВСПЛЫВАЮЩАЯ МИНА КРМ
SHIPBOARD ROCKET-PROPELLED POP-UP MINE KRM

В 1957 году была открыта новая страница в истории морского минного оружия, на вооружение советского ВМФ была принята универсальная реактивная мина КРМ (индекс П-1, гл. конструктор Б.К.Лямин), она фактически стала первой в мире миной-ракетой.
В качестве отделителя в ней использовалась пассивно-активная акустическая система обнаружения и классификации цели. Эта система подает команду на отделение боевой части (БЧ) мины, по ней запускается реактивный двигатель и под его действием производится доставка БЧ с боевым зарядным отделением к надводной цели.
Опыт боевого применения минного оружия и произведенная нашими специалистами оценка эффективности различных типов мин периода второй мировой войны послужили основанием для выполнения в Научно-испытательном минно-торпедном институте ВМФ (НИМТИ) инициативной НИР по теме «Камбала». Эта работа была начата в 1947 r. и ориентировалась на «обоснование возможности создания принципиально нового направления в развитии отечественного минного оружия, связанного с использованием реактивной техники, а также на разработку первого образца самодвижущейся реактивно-всплывающей мины». Идею создания реактивно-всплывающей мины предложил сотрудник НИМТИ инженер-майор Б.К. Лямин, работавший в то время в минно-торпедном КБ в Германии.
Техническое задание на выполнение НИР разработал инженер-майор Б.К. Лямин, а утвердил его начальник 3-ro (минного) отдела НИМТИ капитан 1 ранга И.М. Андрианов.
Создание в 1948 r. на базе НИМТИ Научно-исследовательского института № 3 ВМФ (в котором 3-й отдел был реорганизован в 3-е управление, включавшее в себя ряд специализированных отделов и лабораторий, а также конструкторское бюро, во главе которого стал Лямин), способствовало активизации работы по выполнению упомянутого НИР. Кроме того, при институте был создан опытно-экспериментальный завод. (В дальнейшем НИИ-3 ВМФ стал ЦНИИ «Морфизприбор», НПО «Океанприбор», современное название – ОАО «Концерн «Океанприбор»)
Для выполнения НИР была сформирована комплексная рабочая группа, в состав которой вошли А.Д. Автушков, Я.П. Борисов, В.Ф. Воробьев, Б.К. Лямин, Б.Н. Введенский, В.П. Горбунов, К.И. Горячев, Н.Г. Петров, Г.И. Москалюк, В.В. Симончук и А.Г. Токарев. Научным руководителем работы был назначен Лямин, его заместителем – Токарев.
В качестве энергосиловой установки выбрали реактивный двигатель (идея родилась при наблюдении за испытаниями на Каспийском море реактивной авиационной торпеды РАТ-52), а для боевого канала решили использовать принцип гидроакустической локации.
К 1949 г. уже появился эскизный проект новой, реактивно-всплывающей мины и была выпущена рабочая техническая документация для изготовления минных корпусов и реактивных двигателей со средней тягой 3000 кгс, что обеспечивало заданное (3 с) время всплытия мины к цели с наибольшей глубины – 100 м.
Корпуса мины сделали на Невском машиностроительном заводе имени В.И. Ленина, а вот заказ на изготовление реактивных двигателей разместить нигде не удалось. Поэтому пришлось взять стартовый самолетный реактивный ускоритель У-5, моноблочный пороховой заряд которого заменили трехшашечным пороховым зарядом, обеспечивавшим тягу 1600 кгс.
Натурные испытания мины-ракеты состоялись на полигоне ВМФ на Ладоге в 1949 и 1950 гг. Проведение испытаний на разных этапах обеспечивали опытовые корабли «Конструктор» и «Вертикал».
Результаты натурных испытаний 1949-1950 гг. позволили внести необходимые уточнения в конструкцию мины и подготовиться к ее натурным испытаниям в полном сборе. При их проведении в 1951 г. на Ладожском озере и в аэрогидродинамической лаборатории подтвердились все параметры движения мины на подводной траектории.
Техническая документация на мину была выпущена в короткие сроки, и после обстоятельного ознакомления с ней и материалами отчетов по лабораторным исследованиям и натурным испытаниям мины специалисты НИИ-400 провели объединенный научно-технический совет. В его работе участвовали командование НИИ-3 ВМФ и руководство НИИ-400 МСП, рассмотревшие принципы устройства мины, результаты исследований и проект тактико-технического задания на выполнение опытно-конструкторской разработки.
Вскоре вышло Постановление Совета Министров СССР № 4482-1981сс от 09.11.1951, в котором наряду с другими пунктами содержался следующий: «Включить в план ОКР НИИ-400 МСП, начиная с 1952 г., разработку реактивно-всплывающей мины «Камбала» в корабельном варианте по тактико-техническому заданию ВМС. Для усиления этой работы направить в НИИ-400 МСП группу конструкторов инженер-майора Лямина Б.К. Изготовление электронно-гидроакустической аппаратуры мины поручить НИИ-3 МСП.
Во исполнение указанного постановления с 1952 г. из НИИ-3 ВМС в НИИ-400 МСП были откомандированы Б.К. Лямин, А.Г. Токарев, В.П. Горбунов и Г.И. Москалюк для работы по «теме Б-Vll-18″. Главным конструктором мины был назначен инженер-подполковник Б.К. Лямин. Заместителем главного конструктора утвердили инженер-капитана 2 ранга А.Г. Токарева (с 1954 г. – В.С. Попова). От НИИ-400 к разработке и испытаниям корпусно-механической части, энергетической установки, якорного устройства и гидростатического взрывателя подключались начальник отдела Л.П. Матвеев (с мая 1955 г. – С.С. Корытов), начальник сектора М.В. Чуприков, ведущий инженер М.Л. Сиротников, старшие инженеры Л.П. Богданов и В.И. Вологодский, инженер С.С. Закиров; к разработке и испытаниям аппаратуры дежурного и боевого каналов – начальник отдела Ф.Н. Соловьев; старшие инженеры Г.И. Москалюк и В.И. Торопов, инженеры Р.А. Темир-Галиев, Ю.А. Богомолов, Л.Г. Ковалева и З.А. Штримх.
Кроме перечисленных специалистов в работе участвовал большой коллектив техников, конструкторов, лаборантов, механиков, мастеров и рабочих производственных цехов и отделов НИИ-400 МСП, а также НИИ-3 МСП (изготовление неконтактной аппаратуры), НИИ-125 МСП (изготовление и стендовые испытания пороховых зарядов и воспламенителей), заводов № 239 МСП, ЗИМ, № 215 МСП, № 93 МСХМ.
К осени 1952 г. по технической документации, разработанной в НИИ-3 ВМС, в производственных цехах НИИ-400 были собраны 10 комплектов первой экспериментальной партии мин «Камбала». Аппаратура для них изготавливалась в цехах НИИ-3 МСП (ответственный за ее изготовление и настройку – старший инженер Д.И. Натанзон).

КРМ имела акустический двухканальный отделитель гидролокационного принципа действия. Скорость всплытия около 20 м/с; время всплытия 5-6 сек с глубины 100 м.
Электронно-акустическая аппаратура мины запускает реактивный двигатель при прохождении кораблей с осадкой 3 м и более на следующих скоростях хода: эсминец пр. 30-бис – от 10 до 25 уз, эсминец пр. 56 – от 10 до 31 уз, крейсер пр. 68 – от 10 до 28 уз;
Гидростатический взрыватель обеспечивает взрыв заряда мины при ее приближении к поверхности воды на расстояние порядка 15 м.
В период с октября 1952 года по май 1953 года на Черноморском флоте были проведены натурные экспериментальные испытания в районе Севастополя на базе в/ч 36136 и в/ч 27090. Испытания обеспечивались кораблями-постановщиками мин (сетевой заградитель «Дон», тральщики проектов 254) 24 ДОВР (командир бригады траления Г.Н.Охрименко, начальник штаба бригады В.К.Стешенко). Эсминцы, крейсера и другие корабли для прохождения над минами с целью проверки срабатывания неконтактной аппаратуры мины выделялись соответствующими соединениями кораблей по плану Штаба флота во исполнение Приказа ГК ВМФ.
Морские экспериментальные испытания мины были проведены на Черном море в районе Севастополя с октября 1952 г. по май 1953 г. при участии специалистов минно-торпедного отдела ЧФ, базы минного и противоминного вооружения. Их обеспечивали 24-й дивизион ОВР, крейсера и эсминцы флота.
В ходе этих испытаний выявился ряд недостатков. Это потребовало доработки отдельных узлов и устройств мины, что и было проведено форсированно. В результате появились схемы и конструкции трех вариантов помехозащищенных дежурных каналов, которые в 1953 – 1954 гг. прошли сравнительные натурные испытания на Черном море у Херсонесского маяка.
В то же время испытания 1955 г. дали новый богатый информативный материал. Так, впервые было обнаружено, что сигналы боевого канала мины отражаются и от плотной части кильватерной струи быстроходных кораблей и катеров, протяженность которой в зависимости от скорости их хода может достигать 600 м. Также установили, что при больших скоростях кораблей схема противотральной защиты мины не может отличать их акустическое поле от поля, создаваемого соответствующим тралом, а потому блокирует боевой канал. Указанные скорости для ЭМ пр. 30-бис превышали 26 уз, КР пр. 68-к и 68-бис – 29 уз, ЭМ пр. 56 – 30 уз. Кроме того, отмечалось, что при взрывах серий подрывных патронов, в случаях, когда газообразные продукты взрывов попадали в пределы «конуса опасности» и располагались на углублении более 3 м, отраженные от поверхности «газового пузыря» сигналы боевого канала могли вызвать запуск реактивного двигателя.
На испытаниях проверялась и возможность обнаружения мин этого типа с помощью корабельных ГАС «Тамир-6Н» и «Тамир-11 «. Было установлено, что в режимах «эхо» мина на фоне грунта не обнаруживается, а в режиме «шум» посылки ее работающего боевого канала прослушиваются, но при условии, что наблюдающий корабль находится на стопе и в расстоянии не более 100 м от прослушиваемой мины.
Государственные морские испытания реактивно-всплывающей мины «Камбала» прошли с положительными результатами на Черном море в 1956 г. Председателем госкомиссии был флагманский минер ЧФ капитан 1 ранга С.Е. Голяс, его заместителем – инженер-подполковник Б.К. Лямин. В их ходе впервые производились взрывы боевых мин в районе м. Айя. Была подтверждена также возможность производить взрыв части мин над поверхностью воды для повышения фугасного воздействия на надводную часть корабля. Для этого достаточно было ввести в цепь запального устройства 1,5 – 2-секундную задержку момента взрыва после замыкания контактов гидростатического взрывателя. Однако данное предложение тогда не получило поддержки специалистов-минеров.
Постановлением Совета Министров СССР № 152-83 от 13 февраля 1957 года мина была принята на вооружение и запущена в серийное производство. Во исполнение этого постановления СМ СССР министром обороны подписан приказ № 045 от 1 марта 1957 года о принятии на вооружение флота реактивно- всплывающей мины под шифром КРМ (корабельная реактивная мина), размещении заказа на серийное изготовление в промышленности и объявлены ее тактико-технические данные.
Под руководством главного конструктора Л.П. Матвеева в 1960 г. разрабатывается и принимается на вооружение авиационная малопарашютная реактивно-всплывающая мина РМ-1. Эта мина была изготовлена большой серией и до настоящего времени составляет один из основных образцов мин авиации ВМФ.
В 1963 г. на вооружение поступает реактивно-всплывающая мина для постановки из торпедных аппаратов подводных лодок мина РМ-2. В дальнейшем (в 1965 г.) ее заменила глубоководная модификация, получившая наименование РМ-2Г. В отличие от КРМ новые реактивно-всплывающие мины могли применяться в районах с большими глубинами.

ХАРАКТЕРИСТИКИ
Разработчик НИИ-400 СМП, НИИ-3 ВМС
Гл. Конструктор Б.К. Лямин
Изготовитель Машзавод им. В.В.Куйбышева
Годы:
-разработки
1947-1956
-принятия на вооружение 1957
ТТХ:
-диаметр, мм 630
-длина, мм 3450
-высота, мм 1150
-ширина, мм 900
-масса (в сборе), кг 1300
-масса заряда ВВ, кг 300
-наименование ВВ ТГАГ-4, МС
-носители НК с минными путями и
кормовыми скатами
-высота сброса, м Высота борта НК-постановщика
-скорость постановки, узл. До 20
-цели: НК и ПЛ в надводном положении
-способ постановки Автоматический, с грунта,
на придонной стропке
-тип минрепа Стальная придонная стропка L=1 м
-глубины места постановки, м От 40 до 100
-диапазон углублений, м До 100
-тип взрывателя Контактный и гидростатический
-форма опасной зоны Конус
размеры опасной зоны
-диаметр, м До 30
-высота, м До 100
-минимальный минный интервал, м 100
-срок боевой службы мины, мес 9

Источники:
• Е.Я.Литвиненко, В.В. Сидоренков «Минно-ракетные и минно-торпедные комплексы» (docplayer.ru/44630325-Morskoe-minnoe-oruzhie.html)
• Лямин Б.К. Мы были первыми (статья). Сборник к 60-летию ЦНИИ «Гидроприбор», СПб.: 2004.
• Лямин Б.К., Михайлов В.А. Первая в мире морская реактивная мина (статья). «Морской сборник» №3-1997
• Дьяконов Ю.П. Борис Константинович Лямин – пионер морских реактивных мин (биографический очерк). Монография. СПб.: ВМА им. Н.Г. Кузнецова, 2005.
• Морское минное оружие: иллюстрированная энциклопедия. Кн. 1. Минное оружие флота России. ОАО Концерн «Морское подводное оружие – Гидроприбор». СПб.: Фонд содействия флоту «Отечество», 2007.
• Коршунов Ю.Л. Люди, корабли, оружие (к 70-летию 1-го ЦНИИ МО РФ) – СПб.: ООО «НИЦ «Моринтех», 2002.
• https://allmines.net/catalog/russia/mines/krm/
• http://bastion-karpenko.ru/mor-podv-orug-rf-obzor/
• https://docplayer.ru/44630325-Morskoe-minnoe-oruzhie.html

АВИАЦИОННАЯ РЕАКТИВНО-ВСПЛЫВАЮЩАЯ МИНА РМ-1
КОНЦЕРН «МОРСКОЕ ПОДВОДНОЕ ОРУЖИЕ – ГИДРОПРИБОР»
МОРСКИЕ МИНЫ
МИННО-ТОРПЕДНОЕ, ПРОТИВОЛОДОЧНОЕ ВООРУЖЕНИЕ ВМФ
КОРАБЛИ И ОРУЖИЕ ВМФ