ВОСПОМИНАНИЯ О ПРОШЛОМ, КОТОРОЕ СТАЛО

НАСТОЯЩИМ ПО ГАРАНТИИ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

MEMORIES OF THE PAST WHICH IS

THE REAL GUARANTEE OF RUSSIA’S SECURITY

ВОСПОМИНАНИЯ О ПРОШЛОМ, КОТОРОЕ СТАЛО НАСТОЯЩИМ ПО ГАРАНТИИ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

Почти как по Эриху фон Дэникену, создавшему прекрасный фильм «Воспоминания о будущем», так какнет ничего более завораживающего, чем наблюдать как взрывая морскую поверхность из глубины стремительно уходит в высь, вся покрытая белой пеной, ревущая боевая ракета, оставляя свой огненный след в голубой синеве ясного неба. Человеку свойственно искать и познавать неведомое: так было, так есть и так будет всегда.
Вспоминая 1960-тые годы, невольно приходишь к мысли: что случилось с нашей великой страной и почему это произошло, если так много потеряно, даже в мечтах о покорении космоса. Мы медленно погружаемся в болото, а может быть в пучину, превращаясь в страну-середнячка «регионального влияния». Куда делся мятежный дух и увлечённость, мужество и стойкость наших первооткрывателей космоса – С.П. Королёва, В.Н.Челомея, М.К.Янгеля, В.П.Глушко, Н.А.Пилюгина, В.П.Бармина, А.М. Исаева, В.И.Кузнецова, М.С. Рязанского и многих других, всех не перечесть, великолепно начавших героическую историю человечества по освоению космоса?

Вспомним события в Элисте 11 июля 2015 г., когда, обычно уравновешенный В.В. Путин, не выдержав и не стесняясь в выражениях, высказался в отношении членов Правительства России: «Если мы этого не сделаем, надо будет признать, что, либо я работаю неэффективно, либо вы все плохо работаете и вам нужно уйти! Обращаю ваше внимание на то, что на сегодняшний день я склоняюсь ко второму варианту! Думаю, что это понятно. Чтобы не было никаких иллюзий».Поэтому стоит вспомнить, как создавалось морская составляющая «триады», которая гарантирует безопасность России, как суверенного государства.
В уже далёком 1961 г., летом, я впервые по звонку проректора по НИС ЛМИ Носова приехал в Миасс и встретился с Главным конструктором СКБ-385 В.П.Макеевым.

К тому времени в ЛМИ был построен стенд для экспериментальных испытаний на крупномасштабных моделях (1: 5, 1: 6) для моделирования запуска ракет из-под воды с глубины до 100 м. Нам повезло, стенд ЛМИ заинтересовал Виктора Петровича. Тому была весомая причина: схлестнулись точки зрения на то, что должна представлять пусковая шахта и стартовое устройство на подводной лодке. Руководство ЦКБ-34 (Главный конструктор стартовых комплексов Рудяк Е.Г.) настаивало на применении отработанной на наземных шахтных установках «эжекторной» схемы , а СКБ -385, в первую очередь В.П. Макеев,- на позже названой «миномётной» схеме старта.

По первой схеме были построены стартовые шахты наземного базирования по наименованию «рек»- «Двина» ( ракета Р-12У), «Шексна»(ракета Р-16У), «Чусовая» (ракета Р-14У), «Десна» (ракета Р-9А). В.П. Макееву такая схема не подходила: массогабаритные размеры подлодки не позволяли. Так что мы подвернулись вовремя. СКБ-385 заключило договор с НИС ЛМИ на проведение экспериментальных исследований для комплексов Д-5 и Д-7 и работа закипела. Сразу стоит сказать, что особую роль в разработке теории моделирования подводного старта ракет из «сухой» и «затопленной» шахт с максимально близкими условиями к реальным сыграл капитан 1 ранга, подводник и талантливый учёный из ВМОЛА- Е.Н.Мнёв.

Оперативное руководство и взаимодействие с в/ч 31303 (28НИИ ВМФ) и, что было очень важно для успеха исследований, подключение Опытного завода ВМФ для производства крупномасштабных (1:5 и 1:6) моделей ракет Р-27 и РТ-15М, осуществлял капитан Iранга А.В.Филатов. Мастерские ЛМИ с такой задачей никогда бы не справились. Курировать эти работы и представлять СКБ-385 В.П.Макеев назначил заместителя начальника проектно-конструкторского отдела Кузнецова А.К. , конструкторский талант которого был «от Бога». Именно через него прошли огромное количество вариантов обтюрирующих колец и их размещение на моделях ракет, размеры «воздушного колокола» в кормовой части ракеты, кольцевых зазоров между стенками ракет и шахтой, изменение мощности ракетных двигателей, а, следовательно, скорости её движения и выхода из пусковой шахты и многое другое.

Энтузиазм испытателей и привлечённых к реальному делу студентов-старшекурсников сделал своё дело в огромном статистическом материале, позволившем получить, а позже на притапливаемом стенде в Балаклаве (мыс Фиолент) на натурной модели подтвердить результаты исследований на стенде ЛМИ. Если эксперименты с пусками натурных макетов на притапливаемом стенде СКБ-385 из-за их масштабности и организационной сложности выполнения производились небольшом количестве за весенне-летний и осенний период (до штормовой погоды), то в ЛМИ количество пусков измерялись сотнями (ежедневно по несколько раз). Вся эта сложная и ответственная работа сотрудников ЛМИ, ВМОЛА и в/ч 31303 при постоянном участии СКБ-385 позволила подтвердить правильность проектно-конструкторских решений, принятых В.П.Макеевым по подводному старту ракет с запуском на маршевом ракетном двигателе из пусковой шахты подлодки. По этой причине не было ни одной аварии на подлодках ВМФ. История имела продолжение.
Летом 1963 г. я был направлен на работу в «альма-матер» ракетно-космической техники-НИИ-88 ГКОТ, в отдел стартовых комплексов, начальником которого был В.В.Казанский. Следует сказать, что в то время ракетная тематика находилась в ГКОТ СССР и все главные конструктора боевых ракетных комплексов – С.П. Королёв, М.К. Янгель, В.П.Макеев, А.Д. Надирадзе , П.А.Тюрин.
Однако эту «тематическую идиллию в ракетной технике» настырно нарушал Генеральный конструктор из авиастроения, талантливый и артистичный В.Н. Челомей, который находясь в ГКАТ, упорно продвигал комплексы с ракетами УР-100,УР-200 и УР-500, составляя конкуренцию нашим Главным конструкторам.
В результате такой, порою очень жёсткой борьбы за ракетную тематику, С.П. Королёв, разрабатывая первый стратегический боевой ракетный комплекс 8К98 (ракета РТ- 2), принял по совету НИИ -88 (рекомендация начальника сектора нашего отдела Полякова В.В.) решение идти на схему «миномётного» старта, что давало ОКБ-1 преимущество перед В.Н.Челомеем, взявшего для своего ракетного комплекса 8К84 (ракет УР 100) традиционную «эжекторную» схему старта.
Пока была «бумага», всё шло своим чередом, но первый же пуск натурного макета ракеты РТ-2 по «миномётной» схеме старта вызвал шок. В подракетном пространстве, несмотря на залитую жидкость по рекомендации НИИ-88, вместо давления в 6 ати, почему-то возникало 20-25 ати, и макет уносился вверх за облака. Что при этом будет с системой управления -страшно подумать. Началась паника. Все стали грозно смотреть в сторону НИИ-88 и рекомендовавшего «миномётную» схему старта. Понимали, что такие «шутки» с Сергеем Павловичем (всесильным «СП») могут дорого обойтись виновным Мне, выросшему на подводном старье, причина была понятна. Несмотря на здравый совет многоопытного Виктора Васильевича Казанского, «не лезть не своё дело» (кстати, он не раз помогал мне своими мудрыми словами, уберегая меня по неопытности от глупостей, но не в этом случае), я решил ввязаться.

Переговорил с начальником аэродинамического отдела ОКБ-1 В.Ф. Рощиным и предложил ему помощь в снижении давления в подракетном пространстве при старте.
Далее, уже на полигоне ЦКБ-34 под Ленинградом, попросил сделать один пуск макета, приподняв на пол метра выше макет ракеты над поверхностью воды. Пуск дал практически тот же результат по давлению к общему ликованию сотрудников расчётного отдела ЦКБ-34, что ничего не получилось. Я попросил сделать ещё один пуск, уменьшив расстояние от поверхности жидкости до кормовой части ракеты пополам. Эффект, который получился, никто не ожидал – давление в подракетном пространстве упало до 7 ати. Задача была выполнена и комплекс 8К98 спасён. Причина неприятностей мне была понятна: энергия раскалённой до несколько тысяч градусов реактивной струи ракетного двигателя жидкостью не отбиралась – либо струя механически разбрасывала жидкость (при небольшом расстоянии между соплом и поверхностью жидкости), либо, наоборот, «лизала» поверхность жидкости не взаимодействуя с ней(слишком большое расстояние).
Требовалось найти оптимальное расстояние, при котором реактивная струя, механически взаимодействуя с жидкостью, отдаст ей значительное количество своей энергии, от чего давление снизится до заданных величин. Конструктора доделали остальное, вырезав внизу, над жидкостью, в корпусе шахты отверстия и тем самым сбросив ненужную одну атмосферу во вне шахты, доведя давление до расчётных 6 ати.

Первый отечественный стратегический комплекс, оснащенный твердотопливной межконтинентальной баллистической ракетой РТ-2 (8К98), созданный в ОКБ-1 под руководством С.П.Королева, был сдан в 1968 г. на вооружение Советской Армии. Боевая стратегическая ракета РТ-2 была первой на твердом топливе, принятой на вооружение РВСН, и являлась по сути переходной от ракет второго к третьему поколению. Важными особенностями комплекса 15П098 явились простота эксплуатации, высокая техническая готовность ракет, сравнительно небольшое количество обслуживающих агрегатов и отсутствие средств заправки. Я же вошёл в близкий круг С.П. Королёва как специалист по стартовым делам и приобрёл друга, деликатного и преданного делу,- одного из первых лауреатов Ленинской премии, профессора, д.т.н. В.Ф. Рощина, с которым меня также связывали многие годы преподавательской работы в МИИ ГА.
Профессор, д.т.н. В.М.Чебаненко Москва, 05.09.2016 г.

ЧЕБАНЕНКО ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ,

Дата и место рождения: 14 марта 1935 г., г.Одесса.
Образование:
Ленинградский Военно-Механический институт, 1958 г.
Аспирантура Ленинградского Механического института, 1963 г.
Опыт работы:
Вся трудовая деятельность Чебаненко В.М. связана с работой в ракетно-космической и оборонной промышленности, где он занимал руководящие должности в НИИ и НПО, в частности был основателем и первым директором НИИ «Организация «Агат» Минобщемаша СССР (1973-76 г.г.), директором ЦНИИ «Буревестник» Миноборонпрома СССР (1982-86 г.г.).
С 1992 г. — научный координатор работ между предприятиями ракетно-космической и оборонной промышленности и немецкими концернами по проблемам конверсии и тематики народно-хозяйственного назначения, в частности, по взаимодействию с бранденбургским центром трансферта технологий «Восток-Запад», концерном «Металлгезельшафт» и «ДАЗА», «ДойчеФонесат АГ»,фирмами «БАН Гмбх», «САТКОН ГмбХ» (проекты по космической связи и навигации), KKS GmbH и IQwireless GmbH( телефонизация сельских населённых пунктов РФ).Президент АО «Металлхим-Конверсия».
С 2004 г. — президент Российско-немецкого консорциума инновационных проектов.
Общественно-политическая деятельность:
Первый секретарь Краснооктябрьского РК ВЛКСМ г.Сталинграда (1960 г.), Депутат районного совета г.Горький (1983-85 г.).
Член Совета по внешнеэкономической деятельности МВЭС РФ и Госкомитета по оборонной промышленности РФ (1991-97 г.г.).
Член рабочей группы по минеральному сырью Российско-Германского кооперационного Совета (1994-1999 г.г.).
Член НТС Росавиакосмоса (2000-2004 г.г.).
Руководитель рабочей группы по интеграционному взаимодействию Союзного Государства с Германией ЦАРСИИ Постоянного Комитета СГ( 2001-2011 г.г.).
Член Учёного Совета Московской академии информационных технологий и рынка труда (2000-2014 г.г.).
В течение многих лет подготавливал кадры высшей квалификации в МИИ ГА, Нижегородском политехническом институте, МАИ и ИПК«Машприбор».
Учёные звания:
Профессор, д.т.н., академик РАЕН, академик Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского, вице-президент Российской академии«Российские энциклопедии»(1990-2004).
Поощрения и награды:
Награждён правительственными наградами и почётными знаками РАЕН «За заслуги в науке и экономике» и «Рыцарь науки и искусства», почётной медалью им. С.П. Королёва от Федерации космонавтики России, нагрудным крестом первой степени «Защитнику Отечества» от Совета по общественным наградам при Президенте РФ.

НЕКОТОРЫЕ ШАГИ В ПОДВОДНОМ СТАРТЕ